В систему пожаротушения на "Нерпе" закачали ядовитый газ

25-12-2015, 05:48
Автор: montecr
Просмотров: 159
В систему пожаротушения на «Нерпе» закачали ядовитый газ
Владивосток, Ноябрь 19 (kadrovyi-centr-shans.ru, Ольга Радько) – В последние дни получить информацию относительно атомной подводной лодки «Нерпа», во время аварии на которой погиб 21 человек, стало совсем невозможно: сколько ни дозванивайся до следователей, их никогда нет на месте, значит, нет и комментариев, пишет газета «Комсомольская правда – Владивосток».
Но пока версия у следователей одна: виноват матрос Гробов, зачем-то запустивший систему пожаротушения. Но все – и друзья, и сослуживцы, и члены сдаточной команды – в один голос твердят: не мог матрос этого сделать!
Как рассказал изданию инженер Юрий (по его просьбе мы не названа фамилия), который должен был быть в составе сдаточной команды на борту «Нерпы» – уже даже подписал контракт, но в последний момент передумал.
По его словам, «с самого начала было нехорошее предчувствие. Лодку должны были сдать еще в августе 2007 года. А тут такая задержка: достраивали ее на ходу – когда отправили в Большой Камень, полностью не были готовы элементы корпуса, 1,5 года ее достраивали на плаву! Еще и систему ЛОХ перевели с ручного управления на автоматическое».
«Перед самым отлетом я решил не ехать в Комсомольск-на-Амуре. Но лично знаю весь экипаж. И Диму Гробова, которого сейчас обвиняют в том, что он набрал код, готовил тоже. Он в своей области – обслуживании общекорабельных трюмных систем – был хорошо подготовлен. Он не мог нажать «от балды» на кнопки! Надо быть для этого ненормальным!», – говорит он.
«Конечно, проблема с кадрами на флоте существует, но неадекватные матросы надолго не задерживаются. А экипаж «Нерпы» отбирали год и очень тщательно. Допустим, он все-таки ввел код. Прошла секунда, на обработку данных – еще 2 секунды, на подтверждение – еще секунда и т.д. В общем и целом ему нужно было не меньше 10 секунд, чтобы запустить систему. В это время в отсеке находились 70 человек – там небольшое пространство, все на виду. Не увидеть, что матрос остановился и 10 секунд стоит у пульта, невозможно. А все, кто был в отсеке, как один говорят, что ничего подобного не было», – пишет издание.
По словам собеседника, автоматизированная система на подлодке появилась впервые. Мы все были против такого новшества – в сложных и экстренных ситуациях должны главную роль играть люди, а не компьютер. Мы акцентировали на этом внимание конструкторов, но к нам не прислушивались, ведь в разработке замешаны большие деньги.
Еще на момент, когда я принимал решение уйти из экипажа, обсуждалась проблема, что все обозначения системы были на английском языке – лодку ведь для индийцев строили. Мы писали не одну претензию, чтобы хотя бы на время испытаний перевели все на русский язык, но так и не знаю, чем закончилось дело. Я и многие члены экипажа уверены: произошел программный сбой. От сигареты или нагревшейся проводки она бы не сработала – температура 70 градусов – это очень горячо. Вполне возможно, что сработала она сама по себе, без внешних катализаторов.
«Вполне возможно, что матроса, которого сейчас обвиняют, заставили это сделать. Ведь если сейчас признают, что виновата автоматическая система ЛОХ, придется оформлять море документов, признавать ненужность нового изобретения, а за него уже гранты розданы и деньги. К тому же придется переделывать ее на лодке. Все вместе это в самом лучшем случае займет 1,5 года. Кто захочет терять столько времени и заказ? Поэтому проще обвинить во всем матроса», – говорит Юрий.
«Почему погибло столько людей? Я лично знаю командира корабля Дмитрия Борисовича Лаврентьева. Он очень строгий начальник: его экипаж чуть ли не единственный, у кого до автоматизма доведены все действия в случае экстренной ситуации. Команда надевала ПДУ за 3-4 секунды, причем тренировал он их жестко – кто не укладывался по времени, наказывал. За это на него злились, обижались, но он буквально помешан на безопасности. И при всем при этом 20 погибших, среди которых начальник химической службы, человек, который знает все о защитных веществах», – рассказывает он.
По его мнению, есть еще одна особенность – когда в отсек подается фреон, у экипажа есть целых 30 секунд, чтобы надеть ПДУ. Есть время на защиту, оно предусмотрено! Получается, что даже опытнейший начхим не успел надеть аппарат и потерял сознание.
«По моим данным, фреон пошел не чистый, а с примесью ядовитого трифтортрихлорэтана. На заводе уже вовсю обсуждают, что после анализа фреона выявлено несоответствие норме. Правда, пока официально эта версия не подтверждается. Но все признаки есть: люди падали мгновенно, как подкошенные, сейчас у многих ребят повылазили побочные болячки», – подводит итог собеседник.
Рейтинг статьи: