США - главный наркодилер в Латинской Америке

8-04-2016, 20:58
Автор: boris_arkhipov
Просмотров: 154

Вашингтон, Сентябрь 15 (kadrovyi-centr-shans.ru, Всеволод Ягужинский) – Год назад на полуострове Юкатан в Мексике разбился самолет «Grumman Gulf Stream II». Среди его обломков полиция обнаружила пакеты с наркотиками – кокаин и героин – общим весом в 6 тонн. Тогда все списали на местных наркобаронов. Однако на днях в мексиканской прессе появилось сообщение, что этот самолет имел весьма темное прошлое.
В ходе расследования, которому пытались препятствовать влиятельные лица в силовых структурах Мексики, выяснилось, что самолет использовался различными спецслужбами США для транспортировки лиц, подозреваемых в терроризме, в «секретные тюрьмы» Европы, в американский концлагерь на базе Гуантанамо. Но чаще всего он летал по маршруту Колумбия – США – Колумбия.
Его пассажирами были колумбийские наркотрафиканты, которых «возили» в США для совершения многомиллионных сделок или достижения «компромиссов» с американским правосудием. Как сообщает корреспондент «Нового Региона», об этом пишет журналист-международник Нил Никандров в статье, опубликованной на сайте Фонда стратегической культуры.
Подобных историй с авиа-нарко-катастрофами все больше. Потребление галлюцогенов в США растет столь быстро, что картелям приходится буквально на ходу создавать новые транспортные мощности. Отсюда и проблемы с надежностью. Наркосамолеты падали, совершали вынужденные посадки или сбивались пограничниками в Колумбии, Никарагуа, Венесуэле, Коста-Рике, Панаме, Гондурасе и Гватемале.
Пожалуй, нет ни одной страны в Латинской Америке, где бы ни фиксировались подобные инциденты. Очень часто всплывали сведения о том, что эти самолеты использовались DEA (Drug Enforcement Administration) – основным американским ведомством, которому поручена борьба с торговлей наркотиками в стране и за рубежом. Создавалось впечатление, что DEA занято не пресечением наркотрафика, а приданием ему еще большего размаха.
Во время недавней командировки в Боливию автор услышал от местного журналиста примечательные слова: «Борьба Соединенных Штатов с наркоторговлей – это такой же спектакль для внешнего мира, как мнимая атака террористов на башни Торгового центра в Нью-Йорке. Взрыв небоскребов развязал Вашингтону руки для ожесточенного преследования «врагов империи» по всему миру, а показная борьба с наркобизнесом позволила поставить его под полный американский контроль, по крайней мере, в Латинской Америке».
Автор вспомнил об откровениях боливийца, когда по информационным лентам западных агентств (далеко не всех!) прошло сообщение о резкой критике DEA вице-президентом Венесуэлы Рамоном Каррисалесом. Его выступление было приурочено к публикации ежегодного доклада об итогах работы национальных спецслужб по пресечению незаконного оборота наркотиков на территории страны.
Вице-президент привел примеры того, как агенты DEA откровенно препятствовали усилиям венесуэльских властей. Когда стране потребовался специальный реактив для выявления нарковеществ, DEA запретила американским фирмам его продажу Венесуэле. Не удалось приобрести в США радары, чтобы отслеживать и перехватывать самолеты с грузами наркотиков.
Р. Каррисалес сделал вывод, что главное американское ведомство по борьбе с торговлей наркотиками «является частью мирового наркокартеля». Необходимые радары были поставлены Венесуэле китайцами в рамках военно-технического сотрудничества.
История венесуэльско-американских отношений в сфере борьбы с наркобизнесом полна примеров использования Соединенными Штатами двойных стандартов, нечестных приемов и сфальсифицированных «доказательств» для компрометации правительства президента Уго Чавеса.
Многочисленная команда DEA в Каракасе базировалась не только в посольстве США, но и в штаб-квартире Национальной комиссии по борьбе с наркотиками (CONACUID), занимая целый этаж. Под предлогом «совместной борьбы» агенты DEA вели слежку за высокопоставленными чиновниками, военными, сотрудниками спецслужб, лицами из ближайшего окружения Чавеса.
Цель была очевидной: получить материалы для шантажа, враждебных пропагандистских операций, выставления Чавеса «пособником» международных наркоорганизаций. С подозрительной настойчивостью американцы добивались получения карт-бланш на право воздушного патрулирования территории Венесуэлы.
Все чаще выяснялось, что так называемые «подконтрольные переброски» наркотиков в США, которые DEA осуществляла с заявленной «оперативной целью» выявления маршрутов, членов наркоорганизаций и наркобоссов, были обманом.
Значительная часть наркотиков исчезала по дороге, а венесуэльские партнеры не получали каких-либо внятных объяснений по этому поводу. Получилось, что DEA «оседлав» венесуэльских коллег, превратила их во второстепенных помощников.
Президент Чавес, человек быстрых решений, объявил о прекращении сотрудничества с DEA по прежним правилам. Суть его претензий была такова: «Американские агенты занимаются шпионажем в нашей стране, дают прикрытие сотрудникам ЦРУ, ведут ничем не ограниченную оперативную работу на нашей территории, манипулируют с «контролируемыми поставками».
Так был нанесен первый (и пока единственный) серьезный удар по «империи DEA» в Латинской Америке. В первую же ночь после этого объявления Чавеса американцы вывезли из CONACUID весь свой архив и компьютерное оборудование, которое, надо сказать, было некогда подарено правительством США Венесуэле.
DEA и раньше не жаловала Чавеса, создавая «криминальное досье» на будущее, на тот вожделенный момент, когда «диктатору» можно будет предъявить претензии «по всей строгости законов США». После фактического разрыва с DEA децибелы американского «наката» на лидера Венесуэлы заметно возросли. Причины понятны: его примеру могли последовать другие южноамериканские президенты.
На фоне постоянных атак DEA на Венесуэлу по поводу того, что она стала «основной транзитной страной» для переброски наркотиков из Колумбии (что не соответствует действительности), американцы попробовали заключить с Каракасом новое соглашение с сохранением прежних привилегий.
Не получилось. Дело дошло до того, что всесильный шеф DEA Джон Уолтерс, которого в прессе часто называют «Царем наркотиков», попытался получить визу в Венесуэлу в «общем порядке», чтобы на месте добиться встречи с Чавесом. Эта попытка была воспринята президентом как очередная провокация Уолтерса, постоянно выступающего с нападками в адрес венесуэльских властей, якобы потворствующих деятельности картелей.
Соглашения с DEA нет до сих пор, а венесуэльские спецслужбы и ONA – Oficina Nacional Antidrogas (прежний CONACUID), главный координатор борьбы с наркотрафиком, – добились невиданных раньше успехов на этом фронте.
В 2007 году на территории страны было изъято 379 тонн наркотиков, сотни тонн химических компонентов, используемых для изготовления галлюцогенов, арестовано значительное число наркоглаварей, отправленных «по месту постоянного проживания», в том числе – в США.
Этот малоприятный для DEA результат – сейчас главный козырь венесуэльцев на международных форумах, посвященных проблематике борьбы с наркоторговлей. Оказывается, без «помощи» американцев борьба идет эффективнее!
По имеющейся статистике, в 2006-2007 гг. трафик галлюцогенов в Западном полушарии вырос на 40%. Самый большой рынок – Соединенные Штаты. Перехват отечественных и международных финансовых потоков от наркотрафика – одна из приоритетных задач DEA. Значительная часть доходов организации состоит из таких изъятий. Они используются для оперативных целей, от легендированных закупок до оплаты информаторов и «полезных лиц» в странах, где работает DEA.
Выходит, что США не столько борются с незаконным оборотом наркотиков, сколько наживаются на нем и фактически поддерживают функционирование чрезвычайно выгодного многомиллиардного наркобизнеса.
В связи с этим нельзя не вспомнить Мануэля Норьегу, одного из бывших президентов Панамы. В период борьбы с лево-марксистскими повстанческими движениями в странах Центральной Америки он оказал ЦРУ и DEA огромные услуги, содействуя проведению тайных операций по переброске наркотиков в США и закупкам на полученные деньги оружия для «контрас».
Часть наркодоходов оседала на личных счетах Норьеги. Он не прекратил заниматься наркобизнесом «в личных интересах» и после завершения конфронтации в регионе. На предостережения американцев не реагировал, считал, что слишком много знает об их тайных делах. Не тронут.
Однако тронули. Дестабилизировали обстановку в стране, создали соответствующий пропагандистский накал в мировом информационном поле, «демонизировали» Норьегу, организовали «предлог» с покушением на американского военнослужащего.
В итоге, чтобы «арестовать» Норьегу, была проведена крупномасштабная войсковая операция с применением танков, артиллерии, самолетов и вертолетов, которая привела к жертвам в столице Панамы. По неофициальным данным, погибло до 20 тысяч человек гражданского населения.
Норьега был вывезен в Соединенные Штаты, судим и на долгие годы отправлен в тюрьму, где пребывает до сих пор. Все для того, чтобы он молчал и не претендовал на «свою долю» тщательно оберегаемого DEA наркотического рынка в США, заключает Фонд стратегической культуры.
Рейтинг статьи: